Пенелопа Крус о муже, детях, херассменте и роли Донателлы Версаче

Новый сезон «Американской истории преступлений» об убийстве Джанни Версаче наделал много шума. 43-летняя Пенелопа Крус в сериале играет Донателлу Версаче, что стало для нее настоящим испытанием. Про работу над проектом, откровенном разговоре с Донателлой, а также о муже Хавьере Бардеме и своих детях, семилетнем Леонардо и четырехлетней Луне, актриса рассказала в интервью.

«Это был первый раз, когда мы работали вместе, став парой. Персонажи были очень трудными, поэтому мы прошли через многие неудобные сцены, в которых моя героиня – жертва эмоционального и психологического террора. Я всегда опасалась впускать своих персонажей в наш дом. Это было особенно важно для нас в этом случае – для защиты друг друга.» рассказывает Пенелопа о съемках с мужем Хавьером Бардемом в фильме «Эскобар».

Журналисты не могли не поинтересоваться об отношении актрисы к херассменту и движению #MeToo. «В результате должны измениться правила игры для женщин, которых по-разному подавляют.» говорит свою точку зрения актриса.

Также актриса рассказала о гендерном воспитании своих детей. «Сказки очень важны, потому что это первые истории, которые вы слышите из уст родителей. Когда я читаю своим детям на ночь, всегда меняю окончание некоторых известных историй. В «Золушке» и «Спящей красавице» много мачизма. Это может повлиять на то, как дети видят мир. Они начинают думать, что мужчины решают все. В моей истории о Золушке на предложение принца выйти замуж она отвечает: «Нет, спасибо, потому что я не хочу быть принцессой, а хочу стать космонавтом или поваром.»

Когда продюсер Райан Мерфи предложил Пенелопе сыграть Донателлу Версаче в «Американской истории преступлений», актриса сразу согласилась, ведь восхищается им. Правда она не сразу сказала остаточное решение, а в первую очередь сделала важный звонок.

Чтобы войти в роль, актриса лично пообщалась со своей героиней. «Я сказала ей, что чувствую огромную ответственность, получив предложение играть человека, который не только жив, но и которого я очень уважаю. Она ответила, что если проект начат, то она счастлива, что именно я сыграю ее в нем. Ее слова подарили мне ощущение свободы. Думаю, по моему голосу она поняла, что все будет сделано с уважением.»

«Ее голос намного ниже, чем у меня, поэтому в течение нескольких месяцев я работала с фониатром. Меня не интересовала карикатура или имитация. Я хотела, чтобы зритель видел Донателлу, даже когда она просто сидит в кресле… Мы с Эдгаром Рамиресом слушали много оперы и Принса.» рассказывает актриса о работе над ролью.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*


↓
Яндекс.Метрика